dkphoto (dkphoto) wrote,
dkphoto
dkphoto

Category:

Из Эйлата в Иерусалим, или берегом Мертвого моря

Строго говоря, маршрут моей поездки по Израилю от Табы на египетской границе и до древнего Иерусалима шел не только вдоль западного берега Мертвого моря. Однако большая часть встретившихся и сфотографированных пусть даже из окна автобуса примечательных мест вполне укладывается в приведенную тут карту, нанесенную на купленный в Святом городе магнит для холодильника, который и ныне красуется на моем домашнем храме желудка.
Таба лежит значительно южнее моря, а Иерусалим – к северо-западу от него. По идее, на снимках, иллюстрирующих начало моего пути, должен был бы фигурировать портовый и вместе с тем курортный город Эйлат. Тем не менее раним утром, когда я его проезжал на экскурсионном автобусе, фотосъемка была абсолютно лишена смысла, равно как и поздним вечером при возвращении обратно. Таким образом, вне внимания объектива оказались и египетская Таба, и прилегающий к ней по другую сторону границы израильский Эйлат, и увенчанные укреплениями и опутанные колючей проволокой холмы между ними.


Фотографировать я начал лишь уже после того, как тянувшиеся по обе стороны дороги скалы воспламенились рассветом.
Пустыня вокруг долгое время была столь же бесплодна, как и Синайская, но ухоженный транспорт на дороге и редкие, но как минимум внешне вылизанные до блеска островки цивилизации давали понять, что это уже не Египет.


Задерживаться на описании организации однодневной (реально занявшей более суток чистого времени) экскурсии из Шарм-эль-Шейха в Иерусалим и впечатлениях от пересечения границы я здесь я не буду, так как посвящал этим вопросам отдельный альбом. Я лишь частично пересекусь с ним чуть позднее, при рассказе о мошенничестве в рамках закона в магазине, куда завезли туристическую группу.


В южной части страны ширина территории Израиля составляет каких-то семь километров. По этому узкому коридору, зажатому между Египтом и Иорданией, страна и получает выход к Красному морю (точнее, к заливу Аккаба, который сами израильтяне патриотично называют Эйлатским). Забавно, что этой полоской земли израильтяне обязаны толстому грифелю карандаша британского офицера, которым была проведена линия демаркации границы между Египтом (находившимся тогда под фактической властью Лондона) и Османской империей еще в 1906 году. Толщина линии в соответствии с масштабом старой карты оставляла около десятка километров, и после провозглашения Израилем независимости эта небрежность почти полувековой давности использовалась как формальный повод, дающий молодому государству выход к южным морям.


К моменту провозглашения Израиля в 1948 году эти территории находились в руках арабов, но уже в следующем году они были захвачены израильскими войсками, двигавшимися на юг в соответствии с упомянутой выше линией. Современный Эйлат, скажем, был основан в 1953 году, но стоит этот молодой город недалеко от древнеримской Айлы, а еще раньше здесь находился медный рудник, восходящий едва ли не к временам царя Соломона.
В свое время бои тут велись нешуточные, а близость соседей, в благожелательности которых Израиль не вполне уверен, вполне логично отражается в опутанных заграждениями иных высотках, увенчанных таинственными объектами, вероятно, далеко не всегда мирного назначения. Тут, к примеру, видны одни лишь антенны, но что именно они обслуживают, остается только догадываться.
К слову, Таба была возвращена Египту только в 1989 году.
Слева внизу можно видеть, как мне подсказали, контрольный терминал водопровода компании «Мекорот», отвечающей за водоснабжение всей страны.


Хотя значительная часть территории Израиля является пустыней, аграрный комплекс здесь развит превосходно. Страна ухитряется не только обеспечивать свое население значительной долей потребляемой им сельскохозяйственной продукции, но и многое поставлять на экспорт: цитрусовые, картофель и т.д. Так что не приходилось удивляться тому, как резко безжизненные каменистые пустоши сменялись щедро орошаемыми зелеными полями. Сооружения, похожие на привычные русскому человеку теплицы, на деле правильнее назвать холодницами – они служат для защиты чувствительных растений от излишне сильного солнца и поддержания повышенной влажности.


Жилье по пути от Эйлата до Мертвого моря встречалось редко: обычно это немногочисленные дома песчаного цвета, прижатые к скальной гряде. В целом такие пейзажи, надо признать, слишком уж однообразны и унылы.


Но вот впереди появилось Мертвое море – важный пункт этой экскурсионной поездки наряду с Иерусалимом. Собственно, посещение этого моря, а точнее озера, стало одной из причин выбора именно весьма утомительной автобусной поездки, а не авиаперелета непосредственно из Шарм-эль-Шейха в древнюю столицу Израиля.


К побережью моря автомобильная трасса выходит в юго-западной его части, примерно там, где на карте магнита показан Содом. Дело в том, что где-то здесь находились некогда библейские города Содом и Гоморра, согласно ветхому завету, уничтоженные богом за грехи их жителей. Бедствие это если и имело место в истории человечества, то случилось без малого четыре тысячи лет назад, и найти остатки городов археологи так и не смогли.
Этот катер, встреченный по дороге, к ветхозаветным событиям, конечно же, никакого отношения не имеет. Однако я затрудняюсь определить, почему и в честь чего он был тут установлен и обнесен колючей проволокой. Возможно, это памятник некому эпизоду военных действий, которыми была так щедра эта земля во второй половине XX века.


Первой остановкой в Израиле после посадки в автобус на границе был Эйн-Бокек – крошечный курорт на западном берегу Мертвого моря.


Состоит он из дюжины отелей, примерно такого же числа магазинов и нескольких не то ресторанов, не то кафе, а также некоторого количества клиник.


Впрочем, побродить по Эйн-Бокеку у меня толком не получилось из-за нехватки времени: тут уж или прогулка, или купание в Мертвом море. Я, как нетрудно догадаться, предпочел второе.
Около восьми часов утра автобус остановился около единственного открытого в это время магазина. После краткого, но в целом полезного инструктажа относительно купания в озере туристам дали без малого час на все про все. Силком в магазин не загоняли, но рекомендовали сделать там покупки, дабы не упускать «уникальную возможность приобрести косметику Мертвого моря прямо на его берегу».
Цены в магазине меня неприятно удивили и, как выяснилось позднее, не напрасно. Вечером, уже по пути в Египет, в Эйн-Бокеке была сделана остановка для ужина, я заглянул в другие магазинчики, которые тогда работали, и убедился в том, что в первом величина накрутки в расчете на наивных клиентов «прикормленной» туркомпании оказалась примерно четырехкратной.
Впрочем, я не совсем прав. Утром было открыто все-таки два магазина, но второй предлагал уже не косметику, а купальные принадлежности и одежду. Ничего не могу сказать относительно цен в нем – даже не узнавал, но против этого магазинчика я ничего не имел, так как он бесплатно предоставлял раздевалки для желающих окунуться в море. Раздевалки, правда, были не индивидуальные, а просто две комнаты для представителей разных полов. Но, как говорится, дареному коню…


Вечером я интереса ради захватил одну из рекламных листовок, раздаваемых у входа в торговый центр. По ней легко судить о том, чем пытаются завлечь в Эйн-Бокеке покупателей и какие на этом курорте цены на напитки. Для справки: в то время за один доллар США давали 3,8 шекеля. Забавно, что если русскому языку была посвящена целая полоса листовки, то рекламные предложения на иврите и английском языке уместились на обороте вместе.
Объясниться на русском в Эйн-Бокеке можно без какого-либо труда. Я реже встречал тех, кто не владел великим и могучим, чем тех, для кого он когда-то был родным. Лишь с кассиром пришлось объясняться на английском, в то время как вальяжные дамы в торговом зале явно родились в СССР. Пластиковой карточки у меня с собой не было – я оставил ее в отеле, чтобы избежать искушения потратить больше, чем следовало. Однако доллары в Эйн-Бокеке никого не смутили – покупку пробили в американской валюте прямо через кассу, хотя сдачу, увы, дали в не особенно нужных мне шекелях.


Уникальность озера, названного Мертвым морем, заключается, во-первых, в высокой степени его насыщенности солями, во-вторых, в том, что оно расположено на 420 метров ниже уровня мирового океана. Собственно оно находится во впадине тектонического разлома между азиатской и африканской платформами, так что геологически граница континентов проходит именно тут. По степени солености воды озеро стоит на втором месте в мире: содержание минеральных веществ в нем почти на порядок выше, чем, скажем в Средиземном море. Свое имя оно получило не для красивого словца: в такой среде не выживает ни один организм, разве что некоторые бактерии близ устья впадающей в озеро на севере реки Иордан. Купаться, впрочем, в нем можно, это даже полезно, но только тщательно ограничивая время этих процедур и соблюдая определенные требования безопасности.


Входить в воду лучше очень осторожно, так дно усеяно шипастыми шариками кристаллизовавшейся соли. Признаться, я до этого наивно полагал, будто дно должно быть ровным, как тщательно отшлифованная поверхность. Ничего подобного! В идеале стоит захватить с собой коралловую обувь, на Мертвом море она будет ну совсем не лишней.


Вот как выглядят излишки соли, которые уже не могут быть растворены в густой рапе озерной воды и усеивают дно. Под водой все усыпано ими густо-густо, нет никаких шансов поставить ногу и не наступить на эти шипы.


В водах Мертвого моря довольно мало сульфатов, зато высоко содержание бромидов, что и обусловливает целебное воздействие непродолжительных купаний и грязевых ванн. Специализация у курортов Эйн-Бокека исключительно лечебная. Они весьма популярны, например, у страдающих псориазом.
Тем не менее долго в воде находиться не стоит, так как она постепенно начинает разъедать кожу. По этой же причине ей строжайше запрещается умываться и тем более полоскать рот и горло (гид поведал, что подобные умники встречаются) – слизистые оболочки неминуемо страдают. Не рекомендуется в первый раз проводить в Мертвом море более десяти или пятнадцати минут.


Еще одной уникальной особенностью озера является солнце – считается, что тут можно без особой опаски загорать едва ли не целый день. Объясняют это тем, что над поверхностью моря и вдоль берега постоянно висит довольно-таки плотная завеса испарений озера, вкупе с дополнительным полукилометром толщины воздуха неплохо защищающая от негативных воздействий солнечных лучей. Впрочем, на практике злоупотреблять нахождением на солнце все же не советуют. Но так или иначе, а гелиотерапия здесь является одним из основных методов лечения.


Ширина озера сравнительно невелика, даже несмотря на вечное марево тут можно видеть горы на противоположном берегу. Там уже лежит Иордания. Таким образом, по Мертвому морю на протяжении многих десятков километров проходит граница между двумя государствами. Вероятно, это еще одна из причин, почему запрещено заплывать далеко. Строго говоря, запрещено само по себе плавание в озере, о чем сообщают многочисленные таблички вдоль пляжа и за чем следят спасатели, более похожие на военных, сидящие в наблюдательных вышках.


Утонуть в Мертвом море вообще нереально – плотная вода с ощутимой силой выталкивает человеческое тело. На поверхности озера можно спокойно лежать на спине, подняв над водой не только голову, но также руки и ноги. Слегка подпрыгивая в такой воде, легко добиться даже ощущения невесомости.


Очень важно после выхода из воды немедленно тщательно смыть соль с кожи, иначе гарантировано крайне неприятное раздражение. Вдоль пляжа стоят бесплатные души, из которых, правда, льется только очень холодная вода. Не ледяная, но близкая к тому – ощущения, конечно, не из приятных. В любом случае без геля для душа или тому подобных средств избавиться от соли невозможно. Для тех, кто забыли захватить их с собой на экскурсию, первый магазинчик предлагает мыло из грязи Мертвого моря. Полотенце тоже лучше захватить из отеля, иначе придется покупать его во втором магазинчике.


Следующую достопримечательность по дороге в Иерусалим я смог лишь наблюдать издалека из окна автобуса. Впрочем, она сама по себе достойна отдельной экскурсии, и за час ее осмотреть нереально. Это знаменитая Массада – крепость, построенная еще царем Иродом I в 45 году н.э. и с которой были связаны трагические события Иудейской войны 66–71 годов.
Развалины крепости находится наверху, по сути на вершине скалы, здесь их практически не видно. Сооружение же, чем-то напоминающее старый корабль, невесть как оказавшийся на горе, на деле является верхней станцией канатной дороги, по которой сейчас проще всего попасть к Массаде из долины.


Здесь уже можно различить руины стен крепости на скальных уступах.
После взятия римскими войсками Иерусалима в 70 году горная твердыня Массада осталась единственным убежищем восставших иудеев. Около тысячи человек, включая женщин и детей, удерживали крепость три года. Но когда стало ясно, что скорое падение Массады неминуемо, предводители защитников решили, что живыми в руки римлян нельзя попадать никому. Выбранные по жребию десять человек закололи всех остальных. Потом один из десяти убил девятерых оставшихся, после чего покончил с собой. Историю этой трагедии рассказала вошедшим в Массаду римским солдатам женщина, спрятавшаяся в водном резервуаре.
Долгое время история обороны Массады считалась легендой, но затем ученые с удивлением выяснили, что она вполне соответствует истине. Впервые развалины древней крепости были обнаружены в 1862 году, а в конце 1960-х годов Массада была превращена в музей.


Гид рассказывал, что по этим пустынным, но живописным горам проложено немало пеших туристических маршрутов, самые экстремальные из которых рассчитаны на несколько дней. Однако ходить по ним летом не рекомендуют из-за риска солнечных и тепловых ударов: температура в тени нередко зашкаливает за пятьдесят градусов – настоящий ад.


Самое удивительное, что по другую сторону безжизненных потрескавшихся гор дожди идут довольно часто и воды хватает – там совсем другой, уже средиземноморский климат. Зимой вода прорывается и по эту сторону гряды, о чем свидетельствуют высохшие русла ручьев и даже следы водопадов на скалах.


Иногда в отвесных каменных стенах встречаются провалы пещер.


Скопление зданий за забором в рукотворном оазисе – это киббуц Эйн-Геди. Киббуц – достаточно типичное в Палестине конца XIX и первой половине XX веков явление – сельскохозяйственная коммуна, где трудятся все, а имущество и плоды труда являются общими. Сейчас, насколько я читал, киббуцы в Израиле пользуется меньшей популярностью, чем в прошлом. Впрочем, кибуц в Эйн-Геди был основан только в 1953 году.


Также в Эйн-Геди расположен еще один лечебный курортный поселок вроде Эйн-Бокека, но, судя по отзывам гида, рассчитанный уже на менее толстые бумажники.


В древности тут существовал процветающий город, появившийся, по некоторым оценкам, еще в VII столетии до нашей эры, и разрушенный в VI веке под ударами кочевников.


Ну а по правую руку все еще тянется Мертвое море.


У дороги можно видеть табличку, рассказывающую о том, что еще не так давно уровень озера был куда выше. Если приглядеться, то можно увидеть на камне красную черту (между двумя черными), показывающую уровень воды в 1917 году. Тут еще надо учесть, что дорога давно уже идет не на один десяток метров выше береговой линии.


Вот эта линия крупнее. Аббревиатура PEF расшифровывается как Palestine Exploration Fund – Фонд исследования Палестины.
Снижение уровня мертвого Моря в XX веке напрямую связано с интенсивным использованием вод питающей его реки Иордан и немногочисленных ручьев, а также с откачкой грунтовых вод, что связано главным образом с развитием мелиорации. В итоге приток воды сократился, а площадь испарения оставалась прежней. Из-за этого дисбаланса озеро стало терять воду, однако вместе с тем сокращалась и площадь его поверхности. В наши дни мнения относительно дальнейшей судьбы Мертвого моря разделились. Некоторые экологи утверждают, что Мертвому морю угрожает полное исчезновение, а другие сочли, что озеро вышло к новой точке равновесия, когда поступление воды и объем испарений с поверхности полностью компенсируют друг друга.
Здесь еще можно добавить, что сам феномен этого озера связан с отсутствием прямого оттока воды, ведь из него не выпадают ни реки, ни ручьи. Вода теряется им только за счет испарения, но содержащиеся в ней соли остаются в озере, и этот процесс за миллионы лет превратил воды Мертвого моря в насыщенную рапу.


Таким я увидел Мертвое море на обратном пути в сгущающихся сумерках перед песчаной бурей.


Дальше путь от северной части озера лежал на запад – к Иерусалиму. Дорога стала ощутимо забирать вверх, некоторые пассажиры автобуса даже почувствовали, как им закладывает уши, подобно тому, как это происходит в самолете на взлете или посадке. Дело в том, что за сравнительно короткое время автобус поднялся примерно на полкилометра.
Первыми предвестниками древней столицы стали разбросанные то там, то сям жалкие хижины бедуинов.


А вот и первые дома Иерусалима. Я уже начал рассказывать об этом городе в зарисовках о храме Гроба Господня и Гефсимании, хотя обзорный альбом еще только запланирован мною на будущее.
Tags: Израиль, история
Subscribe
promo dkphoto сентябрь 3, 2013 16:13 82
Buy for 100 tokens
1 Уровень Амура у Хабаровске сейчас повышается довольно медленно, с перерывами, будто неохотно. Тем не менее вчера река преодолела невероятную 8-метровую отметку, а сегодня в полдень достигла высоты 805 см. Внимательный читатель мог заметить, что впервые практически за две недели с момента…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 73 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →