?

Log in

No account? Create an account
Трудный путь к морю, или ночные приключения наивного туриста - dосужие фотозарисовkи [entries|archive|friends|userinfo]
dkphoto

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]
[ FaceBook | Я в FaceBook ]
[ Twitter | Я в Twitter ]
[ VK | ВКонтакте ]

Трудный путь к морю, или ночные приключения наивного туриста [May. 9th, 2006|08:00 pm]
dkphoto
[Tags|]

Идея дойти до морского берега возникла у меня еще в первый вечер в Ниигате. Я даже не подозревал, что эта казалось бы элементарная задача окажется для неискушенного русского туриста весьма непростой.


Всем пассажирам авиарейса из Хабаровска радушные японцы прямо на выходе из аэропорта выдали по красивой бумажной сумочке, где кроме рекламных проспектов и коробки конфет лежала также вроде бы достаточно подробная карта города на японском и русском языках. Признаться, такого приема я не встречал ни в одной другой стране мира, что сразу же настроило меня на самый благодушный лад. Впрочем, к делу это не относится.
Судя по карте, путь от моего отеля до моря не должен был занять много времени. Нужно было лишь идти вдоль Масая-кодзи в направлении от моста Бандай до ближайшей крупной развилки, а потом продолжать движение практически в том же направлении, лишь чуть-чуть взяв правее по менее четко прорисованной мелкой улице.


Масая-кодзи я уже показывал в предыдущей части альбома, однако не могу отказать себе в удовольствии продемонстрировать ее в вечернее время.
Хотя газонов в Ниигате, как и во всех других посещенных мною японских городах, очень мало и они узки, ощущение скудности озеленения успешно скрывают многочисленные символы Ниигаты – цветущие тюльпаны.


Несмотря на довольно-таки поздний час, многие японцы только возвращались домой из бесчисленных офисов в деловом центре.


Вмонтированные в тротуарную плитку металлические указатели явно рассчитаны на иностранных туристов. Первая сообщает, что до пассажа Фурумачи осталось всего триста метров, а вторая говорит о том, что до моря придется еще идти почти два километра.


Торговая улица Фурумачи пересекает Масая-кодзи и уходит от нее вправо и влево крытыми галереями со множеством магазинчиков.


В это время часть из них уже закрылась, но иные работали. Впрочем, поздним вечером здесь было совсем не многолюдно. Зато мне посчастливилось повстречать корреспондента местной молодежной радиостанции, который хоть и не без труда, но ухитрился-таки взять у меня интервью на тему моего отношения к татуировкам. Хотя английский он знал еще хуже меня, с трудом выуживая из памяти нужные слова, тем не менее его доброжелательность, мое отличное настроение и тот факт, что мы, как выяснилось, оказались ровесниками, помогли в итоге найти общий язык.


Вот впереди из тумана выплывает башня Next21, с которой я снимал показанные в прошлой части зарисовок панорамы Ниигаты. Фотографировать сверху вечерний город я даже не пытался, сильно подозревая, что этому помешают бликующие стекла.


Дойдя до расположенного немногим дальше башни пересечения улиц Масая-кодзи и Хигасинака, ведомый картой, я пошел вперед более узкой улочкой с неизвестным мне названием. Уличное освещении тут отсутствовало как факт, лишь изредка встречались фонари у отдельных зданий. Сами дома стали куда меньше, чем в деловом центре, а через некоторое время я уткнулся в то, что в России назвали бы частным сектором – крошечные домишки, большей частью отгородившиеся от лишенных тротуаров переулочков сплошными заборами. Вскоре один из таких заборов наглухо преградил путь, хотя на карте ниточка дороги тянулась до самого берега. Впрочем, до моря и в самом деле было уже недалеко, даже в воздухе ощущались узнаваемые в любом уголке мира свежесть и соль. Но пути туда не было, кварталы тут принизывала только запутанная сеть узких переулков. Темень была, хоть глаз выколи, уже давно не встречалось ни души, даже шум машин не тревожил установившуюся там тишину.


Я перестал фотографировать задолго до того, как уткнулся в тупик, так как снимать темноту – занятие, лишенное особого смысла. Чтобы хоть как-то проиллюстрировать рассказ, показываю расположенную в принципе не слишком далеко от перекрестка пожарную часть, хотя карта обещала в этой точке полицейский участок. Не знаю, может быть, они как-то совмещены…
Так или иначе, а продолжать путь вглубь погруженного во мрак квартала я не рискнул, точнее, мы не рискнули, хотя нас было четверо, из них трое здоровых лбов, вполне способных за себя постоять. Потоптавшись пару минут на углу очередного переулочка, мы, с трудом находя дорогу, направились обратно, решив, что море за один вечер все равно никуда не денется.
Конечно, над запуганностью русского человека можно посмеяться. Когда утром мы рассказали эту историю живущим в Ниигате бывшим соотечественникам, думаю, только воспитание не позволило им огласить громогласным хохотом весь ресторан отеля. Как они объяснили, с трудом запихивая в себя настоятельно рвущийся наружу смех, город не знает уличной преступности и совершенно безопасен. Шансы нарваться на агрессивные молодежные банды тут не выше, чем встретить инопланетянина, что в целом присуще большинству японских городов.


Ну а карта, как выяснилось, и в самом деле содержала ошибку. Примерно через квартал от пожарной части нужно было повернуть налево, пройти вдоль одного из немногих крупных зданий в этом районе, после чего повернуть направо, таким образом продолжив путь в том же направлении, только сместившись на параллельную улочку. Этим советом я и воспользовался в полной мере следующим вечером. Почему-то мысль дойти до моря днем показалась мне менее увлекательной, чем прогулка в сгущающихся сумерках.


Вот упомянутая выше прямая как стрела параллельная улочка, в самом деле ведущая к берегу. Судя по наличию пусть даже крошечных зеленых островков у аккуратных домиков, а также дорогим машинам в открытых гаражах, населяют ее люди с достатком заметно выше среднего.


Хоть праздник цветения сакуры уже завершился, деревья еще не спешили расстаться со своими нарядами.


Похоже, чем ближе к морю, тем дороже становится жилье, так как дальше уже совершенно явно пошли дома не на несколько квартир, а частные, причем довольно большие – куда просторнее, чем в переулках, где я блуждал за день до этого.


И вот долгожданной наградой впереди уже возникла матово-синяя в призрачном свете превращающегося в ночь вечера гладь Японского моря.


Суша слева – это какой-то остров, так что я и в самом деле вышел не к какому-нибудь заливу, а к самому настоящему открытому морю.


Помпезной набережной там нет – лишь узкая пешеходная дорожка, впрочем, огороженная в целях безопасности, и широкая полоса земли, заросшей невысокой травой.


Берег защищен от ударов морской стихии такими вот нагромождениями железобетонных конструкций, отдаленно похожих на противотанковые ежи. Япония слишком бедна территорией, чтобы давать ее размывать волнам.


Обратно мне захотелось пойти другой дорогой, и я взял чуть правее, решив прогуляться аллеями парка, куда вели ярко освещенные ворота тории непривычного белого цвета.


В парке было совершенно тихо и безлюдно. Правда, фонари отлично освещали каменную дорожку, но за кронами высаженных вдоль аллеи деревьев все тонуло в тенях и темноте.


Это место стало казаться мне странноватым, хотя я не сразу смог найти тому объяснение.


Лишь увидев в разрыве зарослей вертикальные каменные плиты, я наконец-то сообразил, что забрел на кладбище. Видимо, не смог найти лучшего места для ночных прогулок. На карте, кстати, примерно в этом районе и в самом деле обозначено некое кладбище героев битвы Босин. Подозреваю, что на деле подразумевались павшие во время гражданской войны 1868–69 годов между сегунатом Токугава и проимператорскими силами.


Заканчивалось кладбище еще одними воротами с синтоистским храмом. Отсюда я попытался найти обходной путь, но в итоге пришел к выводу, что проще вернуться прежней дорогой мимо могил, что и было проделано, но уже в несколько более быстром темпе, хоть и я в общем-то материалист и в привидения не верю.


Но до перекрестка, откуда начинались скитания, я решил-таки пройти по улице, которая вывела меня к морю, и не стал сворачивать налево к пожарной части.


Здесь кварталы оказались светлее и оживленнее, если можно использовать этот термин, отталкиваясь от факта встречи с парой пешеходов и полудюжиной проехавших мимо машин.


Становилось все светлее от фонарей, витрин и вывесок, сюда уже долетал шум центра города, прогулка явно подходила к своему концу. В итоге безымянная для меня улочка вышла на Хигасинака.


Вот впереди возникла знакомая громада Next21; еще четверть часа пути – и я уже буду в отеле.

В следующей части альбома я планирую показать так называемые старые кварталы Ниигаты.
LinkReply

promo dkphoto august 1, 2017 13:00 31
Buy for 100 tokens
1 Поездка в один из крупнейших танковых музеев мира в Бовингтоне (Bovington) была моей заветной мечтой. Сейчас даже не могу сказать, почему я не реализовал ее в свои ранние визиты в Соединенное королевство. Возможно, оно и к лучшему, так как за последние несколько лет экспозиции стали существенно…

Comments:
[User Picture]From: dkphoto
2009-11-06 12:01 pm (UTC)
Меня эта ошибка тоже очень удивила. Но японцы тоже люди, несмотря на свой внушающий уважение менталитет, а человеку, как известно, свойственно ошибаться. :)
(Reply) (Parent) (Thread)