dkphoto (dkphoto) wrote,
dkphoto
dkphoto

Category:

Владивосток: По Алеутской к Покровскому парку

Предыдущая глава альбома по Владивостоку завершилась на углу главной площади города – там, где пересекаются Алеутская и Светланская улицы. О площади я расскажу позднее, цель второй части моей прогулки – Покровский парк.
В этой части города преобладают здания начала XX века. Весьма вероятно, что многие из них – свидетельства строительного бума, начавшегося практически сразу после окончания Русско-японской войны 1904–1905 годов. Дело в том, что в 1906 году во Владивосток были переведены войска Маньчужрской армии общей численностью свыше 60 тыс. штыков, в то время как казарменный фонд даже после вывода подразделений крепости в отдаленные гарнизоны Приморской области (из-за участия в революционных событиях и грабежах – по сути в конце октября 1905 года в городе шли уличные бои с большим числом убитых и раненых) не мог вместить более 15 тыс. человек. В результате разразился тяжелейший жилищный кризис, когда даже офицеры со своими семьями, не говоря уже о нижних чинах, были вынуждены ютиться в землянках или бараках.


Однако, как известно, нет худа без добра. Падение Порт-Артура и передача Ляодунского полуострова Японии на судьбе Владивостока отразились исключительно благотворно, ведь он отныне стал главной базой российского Тихоокеанского флота. Начиная с 1898 года и до этого момента город находился по сути в тени Порт-Артура, и именно последнему доставались огромные суммы инвестиций как государства, так и многих частных лиц (тут среди многих прочих можно вспомнить хорошо известную в Хабаровске фамилию купца Тифонтая, связавшего с процветанием российской базы в Китае немало своих надежд и средств). В 1907–1912 годах во Владивостоке развернулось масштабное казарменное строительство, в этих работах принимали участие более ста тысяч рабочих, включая китайцев и корейцев. Многочисленные подряды привели к бурному росту смежных отраслей местной промышленности, в частности предприятий по производству стройматериалов. Кроме того, повторное объявление Владивостока порто-франко в 1904 году вызвало изобилие недорогих иностранных товаров, что стало одной из причин послевоенного экономического подъема и роста благосостояния горожан. Все вместе это способствовало увеличению объемов и гражданского строительства.


В сторону моря уходит улица адмирала Фокина – владивостокский Арбат. В первой половине 2000-х она была реконструирована и превращена в пешеходную. Правда, всего несколько лет небрежения со стороны городских властей потребовалось, чтобы фасады облупились, а плитка потрескалась. В 2007 году улица скорее производила грустное впечатление, чем походила на парадный городской променад. К счастью, в этом сентябре я увидел ее вновь в значительной степени ухоженной и привлекательной.


Именно к периоду между Русско-японской и Великой войнами относится значительное число каменных зданий исторического центра Владивостока. Всего с 1906 по 1914 год даже без учета казарменных и ведомственных строений в городе было возведено 3419 новых зданий, а общее число обывательских построек достигло 5516 штук. Понятно, что большую их часть составляли одно-двухэтажные деревянные дома окраинных районов, однако центр выглядел уже подстать иному вполне европейскому городу. В этом легко убедиться как при взгляде на старые фотографии, так и разглядывая старые дома в ходе неспешных прогулок по Владивостоку.


Иногда я буду отвлекаться на малые формы. Здесь мое внимание привлек нового образца таксофон, а это, как мне кажется, достаточно редкие гости на улицах современных российских городов.
Вообще начало телефонной сети во Владивостоке было положено в 1907 года, когда акционерное общество «Сименс и Гальске» ввели в эксплуатацию первую очередь центральной станции. Она располагалась в здании городской управы (ныне это главный офис «Дальсвязи»). Изначально емкость телефонной станции составляла 600 номеров, хотя к концу первого года работы подключили только 478 абонентов. В 1919 году база разрослась до 1403 номеров. При этом качество связи долгое время оставляло желать лучшего, так как использовались неизолированные воздушные линии, весьма подверженные пагубному воздействию морского климата.


Централизованное электроснабжение появилось позже телефона – первая городская электростанция на берегу Амурского залива, там, где сейчас находится ТЭЦ-1, начала свою работу в 1912 году (до этого в городе было только несколько небольших ведомственных и частных электростанций). Подключенные к двум паровым котлам два генератора мощностью по 675 кВт каждый вырабатывали трехфазный ток напряжением 2,2 кВ. При этом городская распределительная сеть состояла из подземных кабелей общей протяженностью 29 верст и 350 верст воздушных линий низкого напряжения. Преобразование первичного напряжения во вторичное 220 вольт осуществлялось восемнадцатью трансформаторными киосками, размещенных в разных частях города. Уличное освещение в те годы потребляло около 5% вырабатываемой центральной станцией энергии, трамвай – порядка 20%, прочее приходилось на долю абонентов. И тем не менее мощностей постоянно не хватало, хотя в 1914 году ввели в работу третий, 1500-кВт генератор. Просчеты в устройстве станции и особенно в организации подачи воды для охлаждения конденсатора приводили к снижению выработки электроэнергии. Кроме того, выбранный сравнительно низкий номинал первичного напряжения существенно ограничивал возможности развития кабельной распределительной сети. И тут конкуренцию городской электростанции составил Дальневосточный казенный механический и судоремонтный завод (Дальзавод), зарабатывающий на питании немалой части абонентов от своей силовой установки. Кроме того, к 1919 году во Владивостоке работало еще тринадцать малых электрических станций, питающих в основном наиболее доходные кварталы в центре города.
Освещение улиц в начале XX века производилось лампочками накаливания силой в 50 свечей. До начала Первой мировой город мог похвастаться 1200 уличными фонарями.


В старой части Владивостока масса колоритных подворотен. Я снимал лишь немногие из них, но не могу удержать от публикации результатов в рамках этого альбома.


Если ничего не путаю, здесь мой путь по Алеутской пересекает улица Семеновская.


Напротив расположился подчеркнуто современный торговый центр. По отношению к Хабаровску я бы сказал, что ему тут совсем не место, но Владивосток настолько эклектичен, стили и эпохи в нем столь густо намешаны, что перемещение даже десятка таких строений из исторического центра, на мой взгляд, общей картины не изменит. С этим проще смириться и признать неотъемлемой частью лица города.


Вот тоже в принципе эклектика, только начала прошлого века и воплощенная в облике отдельно взятого здания. Кстати, левый фасад этого корпуса института инженерной и социальной экологии (здесь же находится и институт нефти и газа) ДВГТУ выходит к железнодорожным путям Транссиба, идущим в своеобразном по большей части открытом туннеле ниже уровня улиц к вокзалу. Здесь пути я не стал снимать из-за сильно мешающей ограды, но обязательно еще покажу «туннели» под центром города в одной из последующих частей этой прогулки. К слову, до революции в этом здании находился магазин японского подданного Оота, а на втором этаже – публичный дом.


В сторону Океанского проспекта тянется неширокая улица Мордовцева, забитая массой припаркованных и пытающихся хоть как-то пролезть мимо них машин.
Вообще автотранспорт прочно вошел в жизнь Владивостока уже к началу 1920-х годов. Всего в 1919 году в городе было зарегистрировано 382 единицы автотранспорта. Из них 145 легковых машин сдавались в наем и служили таксомоторами, 192 были личного пользования, также имелось 13 грузовиков и 30 автобусов. Что любопытно, число автобусов тогда уже вдвое превосходило трамвайный парк, а численность легковых автомобилей практически сравнялось с числом легковых извозчиков.
Сверх того во Владивостоке было немало машин, не подлежащих регистрации в городской управе: транспорта военного и морского ведомств, иностранных войск и организаций.


В годы Гражданской войны тарифы на пассажирские перевозки на гужевой тяге строго регулировались городскими властями (хотя и часто пересматривались из-за инфляции), а вот таксисты пользовались куда большей свободой, определяя стоимость поездок самостоятельно. Дело в том, что поставкой бензина тогда ведал монополист – фирма «Нобель», причем топливо продавалось только за твердую иностранную валюту. Аналогичным образом обстояло дело и с запчастями. К слову, на улицах Владивостока уже тогда было много машин с правым расположением руля, причем никого это не волновало.
От автовладельцев требовалось лишь иметь разрешение на управление автомобилем (по сути аналог современных водительских прав), поддерживать машину в исправном техническом состоянии и вносить в городскую управу соответствующую плату за номер. Правда, иностранные интервенты ни в каких разрешениях не нуждались и любили устраивать гонки на улицах, особенно это относится к американцам. В значительной части происходивших тогда дорожно-транспортных происшествий были виновны автомобили иностранных войск, но никакой ответственности их водители, конечно, не несли, даже несмотря на наличие жертв.


Взгляд вдоль Алеутской улицы назад. Слева тянется длинное красивое здание, кажется, принадлежащее МВД. Сильно подозреваю, что построено оно было еще до революции, хотя и могло впоследствии пройти значительную реконструкцию, получив черты неоклассицизма. По крайней мере у меня создалось впечатление, что это строение, ныне выглядящее единым монолитом, образовано целым кварталом домов, ранее имевших лишь общие боковые стены.


Послевоенный «сталинский» (судя по высоте этажей) дом, возможно, построенный сразу после выхода известного постановления об архитектурных излишествах.


Облик этого здания живо вызывает в памяти 1980-е годы. Чем-то оно даже напоминает небольшой кинотеатр, но никогда им не являлось. На деле это пристройка (конференц-зал) к правому крылу здания ФСБ.


С торжественно-мрачными домом с колоритной подворотней соседствует частично стилизованное под рубленную избу кафе. Возможно, новодел, но не исключено, что под сайдингом скрываются не такие уж и молодые стены.


Достаточно приятный глазу функционализм офиса ДЭК («Дальневосточной энергетической компании»). Такие башни вошли в большую моду где-то во второй половине 1970-х, строили их практически до развала Союза. Думаю, эта относится скорее к концу указанного периода.


А напротив стоит обычный покосившийся деревянный барак, скорее всего послевоенной постройки. Таких и в Хабаровске сохранилось немало, в том числе даже в центре.


Корпус ДВГУ – Дальневосточного государственного университета. Он явно несет в себе черты позднего конструктивизма. Отталкиваясь от внешнего облика здания, я бы предположил, что построено оно было в самом начале 1930-х годов. Однако, как мне подсказывают, это 1950-е годы. Вообще же на одной из фотографий начала XX века на этом самом месте я видел домик церковно-приходской школы, а в комментарии к ней упоминалось, что снесли это строение только в начале 1960-х. Возможно, в подрисуночной надписи к старому снимку перепутано десятилетие.


А напротив университета раскинулся Покровский парк. Собственно, этот снимок сделан несколько с другой стороны – с тротуара Океанского проспекта, и парк тут находится через дорогу слева. Зато в этом ракурсе солнце позволило снять главную доминанту этой части города – церковь Покрова Пресвятой Богородицы.


Изначально она называлась кладбищенской, так как стояла в юго-западном углу большого кладбища у перекрестка Покровской и Китайской улиц. Построили ее в 1900–1902 годах в основном на пожертвования горожан.


Но в 1935 году новые власти распорядились разрушить церковь до основания, что и было проделано. По сути существующее здание хоть и повторяет облик первоначального храма, однако все равно является новоделом. Воссоздание Покровской церкви было проведено совсем недавно – в 2005–2007 годах. В советское время на этом месте стоял памятник Ленину.


Рядом с Покровским храмом в этом углу парка стоят еще две церкви, тоже новодельные.


Эта называется храмом Святого Праведного Иоанна Кронштадского.


Уже внешний облик наталкивает на мысль, что построили ее значительно раньше, чем состоялось второе рождение Покровской церкви.


Так оно и оказалось – мне подсказали, что храм датируется последним десятилетием XX века.


Еще один храм владивостокской приморской епархии РПЦ – часовня Святого Преподобного Серафима Саровского.


Честно говоря, внешне мне она понравилась куда больше двух показанных выше церквей. Размеры часовни хоть и очень скромны, зато подкупает совершенно нетипичный для дальневосточного культового зодчества классический стиль, а то обычно у нас все больше к безвкусным пряничным домикам тяготеют. Я уже показывал недавно построенное в Хабаровске сооружение более чем сомнительных архитектурных достоинств, также посвященное Серафиму Саровскому.


Как мне подсказали, это перестройка одного из строений бывшего парка ЦПКиО – павильона тира. Похоже, эта часовня старше обеих своих соседок.


Не знаю уж, по какой причине крышу этого сооружения (кажется, иконной и сувенирной лавки), стоящего напротив церкви Иоанна Кронштадского, венчает купол с крестом…


Парковая аллея уводит меня на север. Когда-то здесь было раскинуто обширное городское кладбище.


Я встретил лишь один крест в зарослях чуть левее дорожки. Надпись на нем гласит, что на этом участке Покровского православного кладбища 24 января 1920 года был похоронен Лев Анатольевич Пушкин – внук великого русского поэта.
Понятно, что это не надгробье, а просто памятный знак, причем установленный весьма приблизительно. К слову, в парке есть еще пара такого рода памятных знаков.


Я покинул парк через калитку у северных ворот и направился к району, названному Первой речкой. Но об этом я расскажу уже в следующий раз.
Tags: Владивосток, Дальний Восток, история
Subscribe
promo dkphoto сентябрь 3, 2013 16:13 82
Buy for 100 tokens
1 Уровень Амура у Хабаровске сейчас повышается довольно медленно, с перерывами, будто неохотно. Тем не менее вчера река преодолела невероятную 8-метровую отметку, а сегодня в полдень достигла высоты 805 см. Внимательный читатель мог заметить, что впервые практически за две недели с момента…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 84 comments