dkphoto (dkphoto) wrote,
dkphoto
dkphoto

Categories:

Советская архитектура столицы, 1955–1980 гг.

Завершаю свой рассказ о советской архитектуре столицы, основанный на материалах редкой книги «Памятники архитектуры Москвы. Кремль, Китай-город, центральные площади» издания 1982 года. Если в первой части альбома речь шла о периоде от первых архитектурных исканий нового государства до торжества сталинского ампира, то здесь будет рассказано о господстве стандартизации и функционализма, продолжавшемся до самого распада Союза.


21 Новые Черемушки. Панорама застройки 9-го квартала, 1956–1957 гг., архитекторы Н.А. Остерман, С.В. Лященко, Г.П. Павлов.
В экспериментальном 9-м квартале были построены дома четырнадцати типов с разными вариантами жилых секций и планами квартир. С этих простых экономичных домов, сгруппированных по принципу свободной планировки, начался новый этап развития советской архитектуры.

В высотных зданиях Москвы проявились в полной мере все противоречия «украшательской» архитектуры, и в первую очередь несоответствие формы здания его функции, противоречия между современными конструкциями, без которых немыслимо возведение двадцатипяти-тридцатиэтажных домов, и их архаичными «одеждами». Все нарастающее стремление к пышности вело к удорожанию строительства, что не позволяло развернуть его в необходимых масштабах.
А между тем жилищный кризис в Москве к 1950-м годам достиг апогея. Пути к его преодолению намечал опыт застройки Песчаных улиц, развивавший принципы массового индустриального строительства на основе типовых проектов.
Поворотным моментом стал 1954 год, когда с резкой критикой «украшательства» в архитектуре началась перестройка архитектурной теории и строительной практики. В этом же и в 1955 году был принят рад правительственных постановлений, направленных на увеличение масштабов строительства, на устранение архитектурных излишеств, на максимальную экономичность проектирования и строительства, на создание мощной строительной индустрии.
На этой основе стало возможным осуществление важнейшего пункта генерального плана развития Москвы, принятого в 1935 году. По этому плану под массовое жилищное строительство отводился огромный район на юго-западе Москвы – от Кунцева на западе до Царицына на юге. Освоение этого района началось возведением комплекса МГУ. Основной его магистралью стал Ленинский проспект (бывш. Калужское шоссе). Вдоль боковых крыльев университета пролегли два новых проспекта – Вернадского и Ломоносовский, первый из которых связан мостом с Комсомольским проспектом, ведущим к центру города.
Именно Юго-Западный район стал местом экспериментального строительства по типовым проектам. В 9-м квартале Новых Черемушек был первые применен метод свободной планировки с отстоящими друг от друга корпусами жилых домов и окружающими их участками «естественного» ландшафта. В комплексе с жилыми домами были размещены предприятия бытового обслуживания, школы, детские сады, поликлиники и т.д.
Выдвигаемые на первый план требования экономичности позволили в короткий срок застроить огромные пространства бывших московских пригородов массивами жилых домов, в большинстве пятиэтажных с вкраплением девятиэтажных домов-башен. Монотонность новой застройки преодолевалась постепенно по мере накопления опыта строительства и развития строительной индустрии. Новые жилые массивы, выросшие в Тропареве, Матвеевском, Химках-Хворине и ряде других мест, отличаются своеобразием, связью с ландшафтом, удобством планировки кварталов.



22 Спортивный комплекс в Лужниках, 1955–1957 гг., архитекторы А.В. Власов, И.Е. Рожин, А.Ф. Хряков и др.
Создание крупного спортивного комплекса и обширного парка в Лужнецкой пойме включило в организм города прежде слабо используемую территорию. Тяготеющая к симметрии планировка комплекса была продиктована, с одной стороны, правильностью петли Москвы-реки, с другой – необходимостью композиционной связи с симметричным комплексом МГУ на противоположном берегу.

Переходную ступень от традиций к новаторству представляет собой спортивный комплекс в Лужниках. Спортивные сооружения построены с применением новейших железобетонных конструкций, но их облик еще подчинен канонам ордерной архитектуры. Чаша Главной спортивной арены занимает центра композиции и находится на одной оси с высотным объемом здания Московского университета на Ленинских горах и Соборной площадью Кремля. Эта четкая ось, заложенная еще в генеральном плане Москвы 1935 года (и ориентированная тогда на Дворец Советов), предопределяет развитие общегородского центра в направлении юго-запада.



23 Гостиница «Юность» на Фрунзенском валу, 1961 г., архитекторы Ю.В. Арндт, Т.Ф. Баушева, В.К. Буровин и др.
Наряду с другими сооружениями этих лет открывает новый этап развития советской архитектуры. Единство конструкции и формы здания, ясность его функционального назначения, лаконизм облика и четкость построения как бы открыто декларируют разрыв с предыдущим «украшательским» периодом советской архитектуры.

Потребность в крупных административно-общественных зданиях и техническая возможность их осуществления в 1960-е годы с особой остротой поставили проблему сосуществования старого и нового. Необходима была максимальная бережность по отношению к историческим частям города и всесторонний анализ градостроительной ситуации при строительстве гигантских зданий в центре Москвы. Только в этом случае проектируемое сооружение могло органично войти в городскую застройку. Этого не произошло с возведенной в 1962–1969 годах гостиницей «Россия». Своим колоссальным объемом она не только снижает доминирующее значение Кремля, но и закрывает со стороны Москвы-реки весь Китай-город, лишая широкую живописную панораму Кремля и прилегающего к нему города ее восточной части с памятниками архитектуры Зарядья.

[Здесь, признаюсь, меня даже несколько удивила критика уже канувшей в лету гостиницы «Россия», которая, между тем, была еще достаточно компромиссным вариантом того, что планировалось построить в Зарядье в сталинские времена.]



24 Дворец Съездов в Кремле, 1961 г., архитекторы М.В. Посохин, А.А. Мндоянц, Е.Н. Стамо, П.П. Штеллер, Н.М. Щепетильников и др.
Огромное общественное здание, вмещающее 6 тыс. человек, стало первым и единственным сооружением советского времени в Кремле. В облике Дворца съездов сочетаются черты монументальности и открытости окружающей среде, сообщаемой ему обширными остекленными плоскостями. Находящиеся внутри Дворца люди не теряют визуальной связи с архитектурными памятниками Кремля.



25 Телевизионная башня в Останкине, 1960–1967 гг., инженер Н.В. Никитин, архитекторы Л.И. Баталов и Д.И. Бурдин.
Выдающееся инженерное сооружение высотой 533 метра, архитектурно решенное по аналогии с космической техникой. Башня воспринимается из самых дальних точек города и при подъезде к нему. Работа над совершенствованием силуэта башни продолжается.

Строительство 1960-х годов велось без должного учета того, как оно отразится на силуэте Москвы, особенно в ее историческом центре. В результате прямоугольные объемы перекрыли традиционные остроконечные вертикали Москвы, нарушив систему ориентиров, которую создавали первые высотные дома конца 1940-х – начала 1950-х. Единым на все Москву высотным ориентиром стала телевизионная башня в Останкине. Однако в системе вертикалей Москвы она занимает довольно случайное место и не может быть композиционным центром силуэта города.



26 Проспект Калинина [Новый Арбат], 1962–1968 гг., архитекторы М.В. Посохин, А.А. Мндоянц, Г.В. Макаревич, Б.И. Тхор и др.
Создание по единому проекту крупной городской магистрали с комплексом административных, жилых, торговых и культурно-зрелищных зданий, включая элементы оформления, было первым экспериментом такого рода в Москве. Достигнутое таким образом стилистическое единство указало на высокие эстетические возможности единовременной комплексной застройки новых районов Москвы.



27 Здание Совета Экономической Взаимопомощи, 1963–1970 гг., архитекторы М.В. Посохин, А.А. Мндоянц, В.А. Свирский и др.
Комплекс зданий СЭВ как бы предваряет въезд на Калининский проспект со стороны Дорогомиловский заставы, замыкая перспективу Кутузовского проспекта. Перекликаясь с высотным зданием гостиницы «Украина», стоящим на противоположном берегу Москвы-реки, комплекс СЭВ ярко иллюстрирует перестройку, происшедшую в советской архитектуре за десятилетие, разделяющее их во времени.

На протяжении 1970-х годов возводятся крупные здания и комплексы непосредственно в исторической застройке центра Москвы, а также в важных узловых пунктах города. Некоторые из них, как, например, кинотеатр «Россия» на Пушкинской площади, сравнительно легко вошли в существующий ансамбль, не нарушив масштабных соотношений. Характер других был несравненно более активным, так как вследствие своих размеров они сместили привычные акценты, приняв на себя роль доминант.



28 Здание ТАСС на площади Никитских ворот, 1977 г., архитекторы В.С. Егерев, А.А. Шайхет, З.Ф. Абрамова и др.
Современное здание крупнейшего информационного агентства мира построено в исторически сложившейся части старого города, на пересечении Бульварного кольца и улицы Герцена, что продиктовало его пространственную композицию и архитектурный образ.



29 Комплекс жилых домов с учреждениями обслуживания в микрорайоне «Лебедь» на Ленинградском шоссе, 1968–1973 гг., архитекторы А.Д. Меерсон, Е.В. Подольская, И.И. Федоров и др.
Расположение комплекса в большом сосновом лесопарке Покровское-Глебово и на Химкинском водохранилище предопределило его объемно-пространственную композицию свободно обозреваемого высотного жилого образования, органично связанного с природным окружением и отвечающего всем современным требованиям обслуживания населения. Воздание многофункционального комплекса, включающего в себя как жилую структуру, так и зоны удовлетворения общественных и коллективных интересов, является экспериментом с точки зрения социальной организации жизни.



30 Новое здание МХАТ на Тверском бульваре, 1973 г., архитекторы В.С. Кубасов и В.С. Цикунова.
Ансамбль застройки бульвара, где сооружено здание, определил подчеркнуто фасадный характер трактовки театра, несмотря на его значительный объем. Здание решено в современных формах, но элементы декора (цвет и фонари) вызывают ассоциации с традиционным образом МХАТ.



31 Институт научной информации с Фундаментальной библиотекой АН СССР, 1974 г., архитекторы Я.Б. Белопольский, Е.П. Вулых, Л.В. Мисхожников и др. Расположен у пересечения улиц Профсоюзной и Красикова [Нахимовский проспект] и входит в комплекс научного центра, который сооружается в настоящее время. Здание задумано в виде горизонтального объема, расположенного на нижней террасе рельефа, который использован в композиции сооружения. Его архитектура органически вытекает из внутренней структуры. Каменный портал входа с эстакадой-пандусом создает монументальный образ.


32 Гостиница «Салют» в Тропареве, 1977–1980 гг., архитекторы А.Б. Самсонов, А.Б. Бергельсон, А.П. Зобнин и др.
Комплекс расположен на пересечении проспектов Вернадского и Ленинского у въезда в Москву со стороны аэропорта «Внуково» и состоит из двадцатидвухэтажного панельного гостиничного корпуса и ресторанного блока, решенного в каркасных конструкциях.



33 Олимпийская деревня на Мичуринском проспекте, 1980 г., архитекторы Е.Н. Стамо, А.Б. Самсонов, А.Б. Бергельсон, В.В. Богданов и др.
Построена в Юго-Западном районе Москвы. Представляет собой благоустроенный микрорайон с жилыми домами, культурным центром, магазинами, учреждениями медицинского, бытового и технического обслуживания. Крупнопанельные типовые шестнадцатиэтажные жилые корпуса из унифицированных деталей притянулись вдоль Мичуринского проспекта. Композиция фасадов построена на чередовании гладких плоскостей окон с вертикальными полосами балконов и лоджий.



34 Спортивный комплекс «Олимпийский» на проспекте Мира, 1980 г., архитекторы М.В. Посохин, Б.И. Тхор, Р.И. Семерджиев, Л.Г. Котова и др.
Новый спортивный комплекс состоит из крытого стадиона на 45 тыс. зрителей, который является уникальным сооружением, позволяющим проводить около двадцати видов различных спортивно-зрелищных мероприятий, и плавательного бассейна с трибунами на 12 тыс. мест. Строгие монументальные формы стадиона контрастируют с легкими стеклянными фасадами бассейна. Новый архитектурный ансамбль полностью изменил облик района.

Поскольку книга была издана в 1982 года, она не смогла охватить стройки и проекты последнего десятилетия существования СССР, однако в архитектурном смысле рассказ можно считать вполне завершенным. Новорусские замки-терема, шаблонные торговые павильоны, наступление хайтечных башен – все это пришлось долю уже нынешней России и таким образом далеко выходит за рамки заявленной темы.
И хоть я причисляю себя к кругу почитателей советского неоклассицизма, не буду огульно критиковать унылые типовые хрущевки и брежневки, которые, кстати, получили в книге достаточно сдержанную, хоть и положительную оценку. Пусть очень тесная, но собственная квартирка всегда лучше даже достаточно дружной коммуналки, так что и об архитектуре иногда следует судить без отрыва от исторического и экономического контекста. Да и научились потом даже функционалистские строения наделять вполне привлекательными чертами и формами.
Относительно того, как в прежние годы на самом деле берегли историческое наследие, я
уже рассказывал на примере своего родного Хабаровска; однако все познается в сравнении. Думаю, никакая эпоха в этом смысле не уникальна. Уважение и бережное отношение к истории и архитектуре на пустом месте не заводятся, и тут остается надеяться на то, что они все-таки проснутся до того момента, когда может стать уже слишком поздно.
Tags: Москва, история, книжная полка
Subscribe
promo dkphoto september 3, 2013 16:13 82
Buy for 100 tokens
1 Уровень Амура у Хабаровске сейчас повышается довольно медленно, с перерывами, будто неохотно. Тем не менее вчера река преодолела невероятную 8-метровую отметку, а сегодня в полдень достигла высоты 805 см. Внимательный читатель мог заметить, что впервые практически за две недели с момента…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 175 comments