?

Log in

No account? Create an account
К сердцу дальневосточной промышленности: круг над Хабаровском и отказ двигателя - dосужие фотозарисовkи [entries|archive|friends|userinfo]
dkphoto

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]
[ FaceBook | Я в FaceBook ]
[ Twitter | Я в Twitter ]
[ VK | ВКонтакте ]

К сердцу дальневосточной промышленности: круг над Хабаровском и отказ двигателя [Mar. 15th, 2013|09:45 am]
dkphoto
[Tags|, , ]

Часть I. Круг над Хабаровском, или отказ двигателя
Часть II. Перелет Хабаровск – Комсомольск
Часть III. Жизнь Комсомольска-на-Амуре в цифрах и фотографиях
Часть IV. Новые корветы на Амурском судостроительном
Часть V. Сборочный цех Гражданских самолетов Сухого
Часть VI. Речка Силинка и поселок Горный
Часть VII. Солнечный, перспективы ГОК и военная техника
Часть VIII. В закат по дороге с облаками



1 Ранним утром 15 марта началась моя новая поездка в Комсомольск-на-Амуре в составе небольшого пула журналистов, сопровождавших губернатора Хабаровского края Вячеслава Шпорта в его рабочей поездке на крупные предприятия, образующие самый мощный промышленный узел всего Дальнего Востока. Вашего покорного слугу пригласили в качестве блогера, причем на этот раз число блогеров, можно сказать, сравнялось с числом журналистов – также была приглашена Анна Сидорова anni_sanni, а в Комсомольске присоединились представители местной блогосферы.
Сбор на этот раз состоялся в самом старом терминале Большого («Нового») аэропорта Хабаровска, где сейчас находится депутатский зал. Жаль, к фотосъемке внутри относятся с неодобрением, поэтому не могу показать на снимках шикарные люстры и достаточно интересный декор 1954 года. Правда, последний сохранился не везде, отчасти задавленный современной лепниной, причем граница эпох видна невооруженным глазом по вычурной избыточности фантазии дизайнера интерьеров 2000-х годов.
В том же здании до второй половины прошлого десятилетия находился и единственный зал ожидания для пассажиров бизнес-класса. В депутатском зале в ту пору мне там довелось побывать лишь однажды, когда в бизнес-зале прорвало батареи отопления, и всех «бизнесменов» перегнали в компанию к депутатам. В конце 2006 года открыли другой зал для пассажиров бизнес-класса на втором этаже нынешнего терминала международных линий. К слову, с 1970 года и до строительства последнего весь старый терминал обслуживал всех пассажиров международных рейсов.




2 Для перелета в Комсомольск предназначался Як-40 краевой государственной авиакомпании «Хабаровские линии». Она была создана в 2004 году, базируется в Николаевске-на-Амуре и обеспечивает главным образом пассажирские перевозки из Хабаровска в Николаевск и Охотск, в другие пункты края летает реже. Вместе с авиакомпанией «Восток» они выполняют все регулярные региональные пассажирские авиаперевозки в крае. Несколько лет назад компании даже собирались объединить, но потом эту идею отложили в сторону.
Флот «Хабаровских авиалиний», включая арендованные суда, насколько я знаю, составляют три самолета Як-40, два Ан-26, четыре Ан-24 и пара вертолетов Ми-8. Стоимость региональных перевозок, учитывая их социальную значимость, субсидируется краевым бюджетом, обычно компенсируется половина стоимости авиабилета. При этом билеты все равно оказываются недешевыми – так, перелет из Хабаровска в Николаевск-на-Амуре и обратно сейчас обходится пассажирам в 16 тыс. рублей. Понятно, что низкий пассажиропоток и старый авиапарк отнюдь не способствуют снижению себестоимости перевозок. Покупка же новых воздушных судов, вероятно, компании не по карману, к тому же без дополнительных значительных капитальных вложений в инфраструктуру она не сможет обслуживать их самостоятельно.




3 Регистрации как таковой не было – всем пассажирам рейса выдали посадочные талоны, после чего проследовал обычный контроль безопасности. До самолета от терминала шли пешком – там совсем недалеко, с перронным автобусом было бы больше возни. Точно так же поступают и на многих международных рейсах.
Хоть на Як-40 до этого я летал всего лишь дважды в своей жизни, с ним связаны самые яркие воспоминания. Именно на такой машине я впервые оказался в небе летом 1990 года, когда мы с бабушкой полетели в гости к родственникам в шахтерский поселок Чегдомын. Билет тогда, как сейчас помню, стоил 14 рублей в одну сторону, но по причине малолетства для меня он обошелся всего в семь. Правда, когда возвращались обратно, мне уже успело исполниться 12 лет, поэтому платили за мой билет «на полную катушку». Вообще-то тогда планировали вернуться поездом, но слишком уж велик был мой восторг от первого авиаперелета – и бабушка опять купила билеты на самолет.
На фотографии видно, что посадка пассажиров в Як-40 осуществляется по хвостовому трапу-рампе, одновременно выполняющему роль крышки люка.




4 Як-40 с регистрационным номером RA-88251 в реестре Росавиации указан как борт губернатора Хабаровского края с VIP-салоном, на деле внутри нет абсолютно ничего, что оправдывало бы эту аббревиатуру. Салон ничего не отличается от линейных модификаций, может быть, только шаг кресел чуть увеличен, как это было у первых серийных Як-40. К слову, своего прикрепленного борта у губернатора нет – этот самолет выполняет и другие рейсы, не только для правительства края.




5 Вообще Як-40 самолет если не легендарный, то определенно близкий к этому – как-никак первый в мире реактивный самолет для местных воздушных линий. Разработка его началась в 1960 году, серийное производство стартовало семью годами спустя. Самолет на тот момент был очень перспективным, к нему проявляли высокий интерес и в капиталистических странах. К сожалению, сертификация Як-40 за рубежом затянулась, а потом грянул нефтяной кризис. Между тем при всех своих эксплуатационных достоинствах самолет не отличался экономичностью расхода топлива, и даже у советских летчиков заслужил говорящее прозвище гражданского истребителя керосина.
Всего же в 1966–1982 годах было построено свыше тысячи Як-40, большая часть которых уже выведена из эксплуатации. Борт RA-88251, на который мы поднялись, был произведен в 1977 году и за 35 лет успел налетать более 32 тысяч часов и совершить более 28 тысяч посадок. До начала 1990-х этот Як-40 эксплуатировался Волгоградским объединенным авиаотрядом, на Дальний Восток он попал лишь в 1997 году.




6 С учетом взлета и посадки при крейсерской скорости в 510 км/ч (максимальная составляет 546) перелет до Комсомольска должен был продолжаться около часа, при этом подниматься выше 4,5 км не предполагалось.
В начале десятого утра ровно загудели двигатели, и наш Як-40 бодро порулил на взлет.




7 Большую часть этой подборки будут составлять фотографии Хабаровска, сделанные мною через иллюминатор. Жаль, стекло было мутноватым, а солнце порою оказывалось в контровом положении, что не лучшим образом сказывалось на качестве картинки. С другой стороны, я надеюсь, что за нешаблонность иных ракурсов можно простить явные технические огрехи, сосредоточившись лишь на информационной составляющей фотографий.
Тут на переднем плане тянется Матвеевское шоссе, в которое переходит улица Карла Маркса, в свою очередь берущая начало как улица Муравьева-Амурского. Иными словами, если ехать от аэропорта прямо по главной дороге и никуда не сворачивать, то где-то через 11 километров можно будет попасть на Комсомольскую площадь с видом на Амур. Еще в начале 2000-х этот путь на машине обычно отнимал не более двенадцати–пятнадцати минут, сейчас же с учетом стремительной автомобилизации средние скорости движения заметно ниже.
За шоссе виднеется западная часть территории аэропорта Местных воздушных линий (его еще называют малым аэропортом), где базируется упомянутая выше авиакомпания «Восток».




8 Летим чуть западнее, центральную часть кадра пересекает все то же Матвеевское шоссе, яркой кирпичной кладкой выделяются жилые новостройки. Много дальше, ближе к горизонту, скоплением башен выглядит новый жилой микрорайон Ореховая сопка. Расположен он в нетипичном для новостроек, обычно тяготеющих к центру или существующим крупным микрорайонам, месте близ северо-восточной границы города. По замыслу краевого министерства строительства тем самым заложен новый вектор развития застройки Хабаровска – не вдоль береговой линии, а вглубь территории. Чуть левее и еще дальше виднеется светлая игла хабаровской телебашни, венчающей Северный микрорайон.




9 Так называемая Стрелка – район, где улица Карла Маркса (слева) разделяясь, уходит в направлении аэропортов Матвеевским шоссе (выше) и в сторону Комсомольска-на-Амуре Чернореченским шоссе (ниже).




10 Под крылом от находящегося значительно южнее Восточного шоссе к Карла Маркса тянется улица Выборская, известная в городе главным образом находящемся на ней крупным вещевым рынком, чаще всего называемым просто Барахолкой. Впрочем, чтобы увидеть этот рынок, нужно было сидеть у иллюминатора по левому борту самолета.




11 Несомненной доминантой тут выглядит первый и единственный небоскреб Хабаровска – вторая очередь бизнес-центра «Новый квартал», чья высота превышает сто метров (подсказывают, что проект упростили, и по факту будет чуть менее ста метров). К сожалению, это здание пока так и не сдано – его строительство и отделка идут с большим скрипом. Насколько я знаю, сейчас объект за долги забрал банк и вяло ведет работы на собственные средства, но покупатели пока в дефиците. Это ставит под большой вопрос возведение еще более грандиозной третьей очереди этого же БЦ. Кстати, очень жаль, так как небоскреб даже в недостроенном виде украсил архитектурно весьма унылый район улицы Павленко. Левее белой башни виднеется сданная еще до кризиса 2008 года первая очередь БЦ «Новый квартал», а еще левее стоит здание хабаровской таможни. Далее небоскреба по обилию железнодорожных путей и пересекающему их виадуку можно опознать вокзал. Еще дальше видны трубы и установки Хабаровского нефтеперерабатывающего завода – одного из двух в Дальневосточном федеральному округе (второй – КНПЗ – находится в Комсомольске-на-Амуре). У левого края снимка устремлены в небо полосатые трубы ТЭЦ-2, стоящей на берегу Амура.
Чуть правее и ближе небоскреба кадр по диагонали пересекает проспект 60-летия Октября, вдоль нечетной стороны которого тянутся двухэтажные деревянные дома, которые так и хочется называть просто бараками. В правой части кадра за улицей Карла Маркса выделяется бело-зеленый торгово-развлекательный центр «Большая медведица». В правом нижнем углу кадра можно увидеть отрезок отлично реконструированной в 2009 году улицы Промышленной.




12 Тут тоже можно заметить и небоскреб, и ТЭЦ-2. На ближнем плане привлекают внимание панельные многоэтажки нового микрорайона Рабочий городок. Левее, по другую сторону улицы Ленинградской, можно видеть край в основном оставленного военными Волочаевского городка. В центре кадра, у двух черно-желтых параллелепипедов Городского дворца культуры, изначально являвшегося домом культуры Дальневосточного завода энергетического машиностроения, Ленинградская пресекается с уходящей налево улицей Ленина. Правее ГДК можно видеть довольно обширную территорию упомянутого завода «Энергомаш». К слову, благодаря этой территории завод сумел устоять в трудную пору, сдавая помещения в аренду, а сейчас его дела постепенно улучшаются. В частности, в прошлом году «Дальэнергомаш» приобрел Комсомольский-на-Амуре завод подъемно-транспортного оборудования (КЗПТО), чем спас последний от практически неминуемого закрытия.
Чуть левее и дальше ГДК можно видеть спортивный комплекс «Платинум арена» в конце Уссурийского бульвара, за которым возвышаются две башни жилого комплекса «Ришвиль», а еще левее легко разглядеть парк «Динамо».




13 Здесь в кадр попал практически весь центр города – он у Хабаровска весьма компактный, несмотря на то что сам город раскинулся на огромной площади, одна только его протяженность вдоль речного берега составляет почти пятьдесят километров.
Центр снимка слева направо пересекает улица Ленина. От нее на юг лучами уходят (справа налево) улицы Павловича (между Гамарника и собственно Ленина она теряется во дворах), реконструированная в 2011 году Слободская, Шеронова и Волочаевская. В нижней части кадра можно видеть Вторую краевую больницу, левее – три башни жилого комплекса «Дендрарий», чуть левее и выше – две «Короны» на Волочаевской, с крыши одной из них отлично видно китайскую территорию, включая город Фуюань. Слободская за площадью Блюхере переходит в улицу Пушкина, уводящую к узнаваемой благодаря широким коричневатым крыльям медуниверситета и характерному силуэту Белого дома (здание правительства Хабаровского края) площади Ленина. По другую сторону от центра города левее труб ТЭЦ-2 высится еще одна доминанта – жилой комплекс «Казачья гора».




14 Район исторического центра. В южной его части привлекает внимание бело-золотой Спасо-Преображенский собор на площади Славы, который просматривается и с китайской стороны границы. Между улицами Запарина и Калинина высится новая доминанта этой части города – офис «Транснефти»; на мой взгляд, весьма удачный проект. Конечно, нельзя не заметить увенчанный белым зданием бывшей спасательной станции Амурский утес – символ города. В правой верхней части кадра уже за стадионом им. Ленина по лесу кранов легко опознать грузовой речной порт.




15 Тут неплохо видно, что замерзший Амур не ограничивается широким главным руслом, а включает в себя и протоки между островами левого берега. Кстати, северная граница Хабаровска проходит перед виднеющимися вдалеке – почти на горизонте – Воронежскими сопками. В южном направлении город вытянулся еще дальше, но это я лучше покажу во втором части альбома.




16 Хабаровск издавна называли «три горы, две дыры». Горы – это уходящие от берега Амура три длинных холма, параллельные гряды дальних отрогов Сихотэ-Алиня, по вершинам которых сейчас проходят три главные улицы центральной части Хабаровска (по северному холму – улица Серышева, по среднему – Муравьева-Амурского, а по южному – улица Ленина). Под дырами понимали расположенные между холмами низины, где протекали речушки Чердымовка и Плюснинка, над которыми на рубеже 1950-х и 1960-х годов разбили соответственно Амурский и Уссурийский бульвары. Пять уходящих вдаль широких «просек» в сплошной застройке и являются упомянутыми горами и дырами.
К слову, сто лет назад к горами и дырам плюсовали также портфели (разное количество, обычно от 42 до 101), намекая на обилие чиновников – уже с 1880 года Хабаровск стал важнейшим административным центром всего Дальнего Востока России, каковой статус сохраняет и в наши дни.
Широкое белое поле, находящееся слева за границей застройки, – это аэропорт «Новый», откуда наш Як-40 взлетел за две с половиной минуты до того, как был сделан данный снимок.




17 Сердце исторического центра города. Если судить по архитектуре, то при взгляде с воздуха это определить сложно – насколько прочно тут прописалась точечная высотная застройка.
Вдоль берега можно видеть упомянутый выше Амурский утес, начинаясь за которым уходит вправо к Комсомольской площади улица Шевченко – в 1860–1880-х годах главная улица Хабаровска (тогда она называлась сначала Береговой, а потом Алексеевской).




18 Район улицы Серышева и Амурского бульвара чуть крупнее. Внизу по центру видна Иннокентьевская церковь – самая старая в городе. Справа от нее стоит институт физической культуры, который возглавляет самый молодой в России ректор. Еще правее, через бульвар, можно видеть высокий плоский корпус гостиницы «Интурист» – доминанты прибрежной части города с конца 1970-х.
От начала кадра по нечетной стороне улицы Серышева тянется комплекс 301-го окружного военного госпиталя. Бульвар же завершается зданием железнодорожного вокзала. Чуть левее и ближе его можно разглядеть главный корпус университета путей сообщения (ДВГУПС) – моей первой Alma mater.




19 От ковша яхт-клуба вглубь застройки уходит улица Советская. Светлое здание в ее начале – спортивно-стрелковый комплекс. Слева у подножья Казачьей горы, увенчанной одноименным жилым комплексом, делает петлю улица Тихоокеанская, уводящая к северной части города. Кстати, из двух башен упомянутого ЖК до сих пор сдана только одна – вокруг второй уже который год не утихает скандал с обманутыми дольщиками.
У подножья холма работает уже показанный издалека несколькими кадрами выше грузовой речной порт.




20 Под крылом – Хабаровский нефтеперерабатывающий завод, принадлежащий компании «Альянс» (в отличие от КНПЗ, которым владеет «Роснефть»).
В верхней части кадра проходит улица Воронежская, при желании можно даже разглядеть здание краевого управления ГИБДД. Между ХНПЗ и Воронежской вытянулось длинное здание вагонного депо.




21 Вновь улица Тихоокеанская (здесь она дугой проходит снизу), район поворота на Спиртзавод. Налево вверх вдоль многоэтажек в направлении Воронежской уходит улица Шелеста, знаменитая своим обширным частным сектором.




22 Тихоокеанский государственный университет (бывший Хабаровский политехнический институт), на базе которого сейчас строится региональный технопарк. С воздуха планировка здания кажется довольно простой, но на деле внутри с непривычки довольно легко заблудиться.




23 Краевой онкологический центр по Воронежскому шоссе. Соединенное с основным корпусом надземным переходом здание слева – это единственный к востоку от Урала ПЭТ-центр, где внедряются самые современные технологи ранней диагностики раковых заболеваний.




24 Над северной частью города самолет слегка тряхнуло, раздался металлический скрежет, несколько похожий на звук уборки шасси. Вскоре стюардесса сообщила, что мы возвращаемся в аэропорт Хабаровска.




25 Оказалось, у нашего Як-40 отказал один из трех двигателей. Хотя этот самолет может продолжать горизонтальный полет и на одной работающем турбине, ситуация, конечно, внештатная. В салоне по-прежнему было спокойно, самыми тяжкими раздумьями, похоже, оказались мысли о неизбежном сдвиге программы рабочей поездки губернатора от намеченного графика.
Самолет описал в итоге широкий полукруг над городом и стал заходить на посадку с востока.




26 Новое Матвеевское кладбище на фоне труб и градирен ТЭЦ-3 в Березовке.




27 У взлетно-посадочной полосы на всякий случай, как это и положено по инструкции, дежурили пожарные машины и спасатели.
Как оказалось, новости расходятся быстро – часа через два Интернет уже пестрел сообщениями об авиапроисшествии с самолетом с губернатором Хабаровского края на борту, а на участников рейса посыпались вопросы через социальные сети.




28 Тут можно видеть ангар, где недавно планировали открыть производство по доукомплектованию отдельных модификаций выпускаемого в Комсомольске ближнемагистрального лайнера SSJ-100, но пока так и не создали. На переднем плане стоят Ан-24, один из которых принадлежит артели старателей «Амур» и выполняет рейсы к осваиваемым ею приискам. Второй Ан-24 эксплуатируется «Хабаровскими авиалиниями». Также можно видеть несколько старых судов в окраске уже давно прекратившей существование компании «Дальавиа».
После посадки мы вернулись в старое здание аэропорта, где за чашкой кофе стали ждать подготовки резервного самолета – на этот раз Ан-24.

Продолжение следует
LinkReply

promo dkphoto august 1, 2017 13:00 31
Buy for 100 tokens
1 Поездка в один из крупнейших танковых музеев мира в Бовингтоне (Bovington) была моей заветной мечтой. Сейчас даже не могу сказать, почему я не реализовал ее в свои ранние визиты в Соединенное королевство. Возможно, оно и к лучшему, так как за последние несколько лет экспозиции стали существенно…

Comments:
[User Picture]From: dkphoto
2013-03-18 10:45 pm (UTC)
Знаю про это суеверие, нам с Аней про него на борту попутчик напомнил. :) Однако не думаю, что причиной отказа двигателя стал спуск затвора фотокамеры. И на регулярке самолеты снимают так, что только шум стоит. :)
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: senikalex
2013-03-19 01:59 am (UTC)
Конечно, я шучу))). Самого бесит от непонимания этого запрета. Самолетик старый, отказ двигателя - нередкое явление у нас, видимо..
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: dkphoto
2013-03-19 04:41 am (UTC)
Запрет, конечно, идиотский. Пришел он в гости из советской поры глобальных запретов и отчасти эпохи первых сотовых телефонов, когда "кирпич" с мощностью передатчика в добрый ватт действительно давал солидные помехи на связь с землей и отчасти авионику. Правда, насколько я знаю, нет ни одного подтвержденного случая авиакатастрофы, вызванной подобными наводками.
Самый клинический случай я наблюдал в Пулково в ноябре 2003-го, когда пассажирам множества рейсов, посаженных в Питере по метеоусловиям московского авиаузла, в терминале запрещали заряжать свои телефоны от настенных силовых розеток. Аргументация звучала на уровне "нарочно не придумаешь", мол, нечего прямо из терминала помехи для самолетов создавать. Я даже не знал, что на это ответить - с такими дуболомами ведь разговаривать бесполезно.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: drtr0jan
2013-03-19 10:22 am (UTC)
Кирпичи в один ватт и сейчас есть - почти все телефоны. Просто система навигации, на которую телефоны дают помеху, в России практически более не используется в гражданской авиации.
Откуда во всём остальном мире такие запреты - не знаю, наверное из той же серии, что и запрет использования телефона на АЗС.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: dkphoto
2013-03-21 05:31 am (UTC)
Тьфу, я разряд перепутал, 10 Вт подразумевал. :) А у GSM, да, 0,5-2 втта обычно.
(Reply) (Parent) (Thread)