?

Log in

No account? Create an account
Корейский концепт Объединенной энергосистемы Северо-Восточной Азии - dосужие фотозарисовkи [entries|archive|friends|userinfo]
dkphoto

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]
[ FaceBook | Я в FaceBook ]
[ Twitter | Я в Twitter ]
[ VK | ВКонтакте ]

Корейский концепт Объединенной энергосистемы Северо-Восточной Азии [Jun. 16th, 2015|06:30 pm]
dkphoto
[Tags|, , ]


Был на этой неделе на посвященной вопросам сотрудничества в области электроэнергетики сессии Пятого дальневосточного российско-корейского форума, проходившего 15–16 июня в Хабаровске.
Более всего меня заинтересовал основной доклад южнокорейской стороны – старшего научного сотрудника Института энергетики и экономики Ме Ён Сана. Идея, прозвучавшая в его презентации, поражает воображение своим масштабом – создание объединенной энергосистемы Северо-Восточной Азии (в английском варианте NEA Supergrid). Речь идет о параллельной работе четырех национальных энергосистем – России, Китая, Республики Корея и Японии. Пока все это звучит изрядной маниловщиной, но тем не менее интересно чуть порассуждать, как вообще возникла такая мысль и во что она может вылиться в отдаленном будущем.

В настоящее время на Дальнем Востоке отечественная энергосистема (строго говоря, Объединенная энергосистема Востока, а не ЕЭС России) связана с энергосистемой КНР. Экспорт электроэнергии осуществляется по нескольким линиям класса напряжения от 110 до 500 кВ. Однако говорить о параллельной работе энергосистем можно только в контексте «пятисотки», все прочие линии питают выделенную нагрузку, то есть обеспечивают электроснабжение своеобразных «тупиков», не имеющих электрической связи с энергосистемой Китая. По линии 500 кВ Амурская–Хэйхэ через вставку постоянного тока осуществляется параллельная, но не синхронная работа (хотя частота электрического тока в КНР и России одинакова – 50 Гц, – нет никакого резона обеспечивать синхронное вращение генераторов электростанций двух стран). Сейчас объемы экспорта по китайским меркам невелики (3,37 млрд киловатт-часов в 2014 году), но существует целый ряд проектов по увеличению поставок электроэнергии в Поднебесную – от строительства каскадов новых ГЭС на реках бассейна Амура (частично уже реализуется) до сооружения монструозной Ерковецкой тепловой станции прямо на угольном разрезе.
Имеются также проекты (правильнее сказать, прожекты) экспорта через Сахалин и Хоккайдо в Японию, которая еще недавно пыталась отказаться от своих атомных электростанций. Пока это чистой воды «космос», так как энергосистема Сахалина является изолированной (то есть не имеет связей с ОЭС Востока), строительство линий, подстанций и т.д. и т.п. – это чудовищный пласт дорогостоящей работы явно не на ближайшее будущее. Вопрос электроснабжения Крыма от ЕЭС России технически гораздо проще. Кроме того, Хоккайдо – избыточный регион, то есть генерация там превосходит потребление, и передавать через два острова и морские проливы небольшие объемы электроэнергии из России просто бессмысленно.
Сейчас много разговоров ведется об экспорте электроэнергии в Северную Корею через юг Приморского края. В целом идея реалистичная (экономическую целесообразность тут, правда, оценивать непросто в силу специфики партнеров) и, вполне вероятно, в ближайшие годы она может быть реализована в конкретном проекте. Об этом, к слову, на форуме говорилось в докладе заместителя генерального директора по стратегии и инвестициям ОАО «РАО ЭС Востока» А.А. Каплуна. Как куда более удаленная перспектива рассматривались также вопросы экспорта в Южную Корею через территорию КНДР. Де-факто это нынешний российский взгляд на составляющую Supergrid.




Но вернусь к докладу Ме Ён Сана. Главной предпосылкой, конечно, стали объективные факторы, связанные с экономикой. В настоящее время энергосистема Республики Корея работает изолировано, то есть может полагаться только на собственную генерацию. Резервы установленной мощности электростанций невелики – три года назад они составляли каких-то 4%, но за счет активного внедрения альтернативных источников увеличились до 12%. В то же время корейцы прекрасно понимают, что на нетрадиционных источниках большую энергетику не построишь, а потребление продолжает расти. Строительство новых электростанций весьма затруднено. Подозреваю, что препоны главным образом административно-экологические. Опасения корейских экологов отчасти понятны: две трети выработки электроэнергии в Южной Корее приходится на тепловые электростанции, 22% – на атомные и 7% – на ГЭС, а страна очень маленькая; любое негативное воздействие на среду проявляет себя немедленно и для всего населения.
Взоры устремляются в сторону России, имеющей, по мнению авторов концепции супер-системы, практически безграничные ресурсы и низкую стоимость киловатт-часа (по их оценкам, на 30–50% ниже, чем в Корее). Кроме того, пик потребления в России приходится на зимний период, а в Южной Корее – и на лето, и на зиму. В Японии, к примеру, дело обстоит так же, как в Корее, а в Китае – как в России.
Таким образом, мощные линии электропередачи, которые могут связать энергосистемы четырех государств, теоретически отчасти сгладят пики и спады потребления, что в общем-то очень хорошо для производителей электроэнергии. Это означает, что, опять-таки теоретически, киловатт-час, переданный в Корею или Японию из России, будет дешевле произведенного на месте (особенно с учетом альтернативы в виде вынужденного строительства новой собственной мощной генерации).




С другой стороны, указывая установленную мощность всех российских электростанций как 225,6 тыс. МВт (по российским официальным данным, на 1 января 2015 года она составляет 232,5 тыс. МВт), корейские аналитики забывают, что избыточная мощность, то есть резервы, «размазана» по огромнейшей территории и в сколько-нибудь обозримой перспективе просто физически не может быть передана в ОЭС Востока, не говоря уже о юге Приморского края, откуда предполагается осуществлять экспорт. Начать с того, что ОЭС Востока работает изолировано от ЕЭС России. Электрические связи существуют, но они разомкнуты, а перетоки с Дальнего Востока в Восточную Сибирь осуществляются всего лишь переносами точек раздела (то есть ОЭС Востока питает нагрузку сделанных тупиковыми линий у соседей). Параллельная синхронная работа возможна, но по существующим линиям 220 кВ большого смысла не имеет уже хотя бы из-за огромных расстояний. Вставки постоянного тока, которые должны появиться в ближайшее время в Якутии и Забайкалье, ситуацию в смысле масштабного экспорта никак не изменят – слишком уж невелики там в контексте Supergrid максимально допустимые перетоки. В довесок сам юг Приморья является дефицитным регионом. Когда научные работники южнокорейского Института энергетики и экономики прикидывали затраты на строительство электросетевого хозяйства, они учитывали только экспортные линии и подстанции. О том, как будет передаваться мощность в ОЭС Востока, похоже, даже не задумывались.
Тем не менее Ме Ён Сан в общем-то понимает, что без строительства новой мощной генерации на Дальнем Востоке России удовлетворять нужды Южной Кореи и Японии в рамках проекта энергосистемы Северо-Восточной Азии все равно не получится. Отсюда следует, что строить станции придется поближе к потребителю, на юге региона. Я думаю, не надо объяснять, как повлияет на экологию в Приморье ввод в эксплуатацию 8-гигаваттного (при том что установленная мощность всей ОЭС Востока сейчас лишь немногим больше) угольного чудовища, скажем, в Хасанском районе? :)




Впрочем, в самом по себе экспорте электроэнергии ничего дурного нет. Это не только поступления в бюджет и рабочие места, но также и снижение стоимости содержания собственного электросетевого хозяйства для внутренних потребителей. И если у России есть шанс укрепить свои позиции на энергетическом рынке не только углеводородами, это замечательно. Пока о проекте NEA Supergrid можно лишь мечтать, однако сами авторы концепции говорят о горизонте планирования в 30 или даже 50 лет. А это огромный срок для отрасли. Тут можно вспомнить, что самой Объединенной энергосистеме Востока еще не исполнилось полувека, в 1960-х она представляла собою разнокалиберные изолированные энергорайоны и энергоузлы.



Мечтать полезно, ведь на основе дерзких идей в конечном итоге и рождаются инновационные проекты, продукты и технологии. Разумеется, корейская концепция в чистом виде едва ли будет реализована, так как очень сомнительно, что ядром масштабной энергосистемы станет именно крошечная Южная Корея. Скорее всего, эта роль уготована Китаю.
LinkReply

promo dkphoto august 1, 2017 13:00 31
Buy for 100 tokens
1 Поездка в один из крупнейших танковых музеев мира в Бовингтоне (Bovington) была моей заветной мечтой. Сейчас даже не могу сказать, почему я не реализовал ее в свои ранние визиты в Соединенное королевство. Возможно, оно и к лучшему, так как за последние несколько лет экспозиции стали существенно…

Comments:
[User Picture]From: direqtor
2015-06-22 02:54 am (UTC)
Я лет семь в общей сложности на этих распределительный сетях монтажником работал. Все хорошо с деньгами и материалами на новых постройках пионерлагеря Океан. Но вот на конце воздушки в каком-нибудь поселке Береговое реалии, увы, как раз такие.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: dkphoto
2015-06-22 04:35 am (UTC)
Все же это частность. :) Я думаю, распредсети были бы предельно счастливы, кабы у них везде было хорошо с деньгами. :) Надо же принимать во внимание структуру финансирования работ.

Edited at 2015-06-22 04:38 am (UTC)
(Reply) (Parent) (Thread)