dkphoto (dkphoto) wrote,
dkphoto
dkphoto

Categories:

Эдинбургский фейерверк

Ответ на последнюю неразгаданную часть задачи прост – на четвертой фотографии там изображен Эдинбург.
Я уже упоминал знаменитый Международный театральный фестиваль, который ежегодно проходит в столице Шотландии с 1947 года, захватывая конец августа и самое начало сентября – благословенный сезон перед началом холодных дождей. В день закрытия фестиваля в Эдинбургском замке проводится так называемое Military Tattoo – парад военных сигнальщиков и горнистов. Судя по всему, мероприятие это весьма зрелищное. Впрочем, я на него не пошел, ибо приобретением билета стоило озаботиться заранее, а в последние дни перед парадом предлагали очень уж дорогие места. Да и, если честно, впечатлений от Эдинбурга и без того хватало. Впрочем, тем сентябрьским вечером я решил, что сил у меня во всяком случае еще достаточно, чтобы полюбоваться традиционным фейерверком, организуемым после Military Tattoo с наступлением темноты.


С центром города к тому дню я уже был несколько знаком, поэтому сначала решил занять наблюдательный пост на склоне Замковой скалы (The Castle Rock), выходящем к садам Принцесс-стрит (Princess Street Gardens). Но еще при движении вверх по главной улице Старого города – Королевской миле (Royal Mile), я увидел, что к замку мне не приблизится: все подходы были перегорожены ограждениями (за кадром), охраняемыми полицейскими. Перекрыли даже некоторые узкие переулочки, называемые здесь хлестким словом Close. В итоге пришлось возвращаться назад, чуть ли не к Северному мосту (North Bridge Street).


Впрочем, виды Королевской мили стоили дополнительной прогулки, я вообще не уставал ими любоваться, хоть и бывал в этих местах далеко не единожды. Чего стоит, к примеру, неоготический собор Св. Жиля (St. Giles Cathedral). Благодаря использованию местного песчаника, хорошо впитывающего смог (а в пору угольного и дровяного отопления он был похлеще, чем в нашу эпоху автомобилей и заводов), элементов древних строений, а также богатейшего декора (кстати, выполненного с использованием форм символа Шотландии – чертополоха) он выглядит куда старше, чем является на самом деле. Ну кто бы мог сказать, что главный храм Эдинбурга был построен всего-навсего в 1829 году?
Впрочем, полноценные рассказы о шотландской столице мною еще не написаны, но я собираюсь неоднократно возвращаться к этой теме.


В конце-концов мне удалось найти открытый спуск к садам.


Поскольку фейерверк должен был начаться буквально с минуты на минуту, я не решился тратить время на установку штатива по дороге, так что сделанные тогда немногочисленные снимки не могут похвастаться качеством. Тем не менее я все же поместил их в этот альбом, скорее, наверное, даже для себя, чтобы лучше вспомнить атмосферу того сентябрьского вечера. Хотя людей на улицах Старого города было хоть и не слишком мало, я ожидал увидеть подлинные толпы.


И я их увидел, но уже в садах Принцесс-стрит. Свободных участков мостовой там было очень мало. Власти даже предусмотрительно нанесли какую-то липкую гадость на телефонные будки и крыши автобусных остановок, чтобы их не обрушили забравшиеся наверх зеваки. Сейчас очень жалею, что не заснял разношерстую толпу, запрудившую Новый город, но в тот момент мне было не до того. Я с большим трудом нашел точку на бульваре Уэверли (Wavarley Boulevard), откуда было неплохо видно замок, развернул штатив и стал настраивать камеру.


Эдинбургский замок во всей его вечерней красе. Здесь он выглядит более таинственным и мрачным, чем днем, когда я по нему гулял.


Прежде чем перейти непосредственно к фотографиям фейерверка, хочу рассказать весьма шокирующую историю, свидетелем которой стал в тот вечер. Я уже упоминал про странное с нашей точки зрения воспитание британской молодежи. Если взрослые люди в Великобритании чаще всего производят очень благоприятное впечатление, то поведение детей и молодежи порою ставило меня в тупик. О местных националистах я лучше расскажу в одном из лондонских альбомах. Здесь же могу напомнить про хорошо одетую девочку, которая развлечения ради каталась по платформе вокзала в Брайтоне на глазах своих опять же вполне приличного вида родителей.
То, что соседи у меня оказались проблемные, я понял сразу, когда стал разворачивать штатив. В десяти-двенадцати метрах от выбранного мною места шумно резвилась компания подростков в возрасте где-то от четырнадцати до семнадцати лет. Пятерых юных оболтусов сопровождали две девушки, причем лишь одна из них производила впечатление совершеннолетней, а на руках у нее сидел маленький ребенок, судя по возрасту, едва ли он мог быть ее собственным. Сначала эта компания развлекалась внутри своей группы, не приставая к окружающим. Развлечения у них были незамысловаты: сначала отроки давали друг другу пинки, потом повалили одного, который был послабее, на асфальт, уселись на него все скопом и стали прыгать, не обращая внимания на вопли. Что меня тогда поразило больше всего, так это полнейшее равнодушие окружающих. Вокруг находились сотни людей, но ни один не призвал юношество к порядку. Полиции же в пределах видимости не наблюдалось. Я не удивился бы, случись подобное в России, но ведь это была культурная столица Шотландии!.. Рассудив, что тут каждый волен проводить свой досуг, как хочет, я перестал обращать внимания на эти игрища.
Однако забавы в узком кругу этой компании быстро наскучили, и отроки стали втягивать в свои игры окружающих. Я очень плохо воспринимаю на слух шотландский диалект английского, но используемый юношеством лексикон был явно позаимствован из низкопробных голливудских фильмов, так что не понять их реплики было просто невозможно. В частности, один наиболее активный товарищ, явно вожак стаи, преградил дорогу супружеской паре (очень прилично одетой, на вид мужу и жене было что-то около тридцати пяти лет) и в исключительно грубой форме сделал женщине непристойное предложение. Я уже ожидал увидеть, как сей юный скот полетит на тротуар с разбитым носом, но каково же было мое изумление, когда супруги лишь натянуто улыбнулись и резко ушли в сторону, чуть ли не побежали.
Это уже потом мои лондонские друзья рассказали о чудесах островного законотворчества. Детишки так чудно защищены юридическими нормами, что связываться с ними все бояться, иногда даже собственные родители. Рядовой случай: прохожий заснял на свой фотоаппарат, как юные вандалы уродовали какой-то памятник. Но когда он отнес снимки в полицию, то автоматически (право-то прецедентное) получил обвинение в педофилии, так как фотографировал несовершеннолетних без согласия их родителей. Как раз незадолго до того, как я поехал в Шотландию, по местному телевидению несколько дней подряд шли дебаты об отношении к детям, совершившим тяжкие преступления. В том августе в пригороде Лондона пяти- и шестилетний дебилы привязали к дереву трехлетнего мальчика и пробили ему голову кирпичом. А общество возмущалось поведением полиции, мол, как-то слишком жестко прошло задержание едва не состоявшихся убийц. Впрочем, хватало людей, придерживающихся противоположных взглядов. Но так или иначе, а вступать в борьбу с малолетними преступниками в Великобритании – себе дороже.
Возвращаюсь к теме сентябрьского вечера. Поверьте, я человек неагрессивный, но в тот раз буквально разъярился, увидев, как юные наглецы задирают прохожих, совершенно не получая не то что отпора, даже замечаний. Была у меня мысль поменять точку съемки, но в пределах видимости более удачное место я не нашел.
Как в воду глядел… Видимо, устав от сквернословия, вожак подошел ко мне и стал размахивать рукой перед объективом, явно собираясь толкнуть камеру. Первым среагировал мой добрый лондонский знакомый Александр. Весьма сдержанно он рекомендовал отроку держаться от нас и камеры подальше. На это юный шотландец приставил руки к ушам, и издевательски кривляясь, протянул: «Говори по-английски, я тебя не понимаю». Судя по его манере держаться и жестикуляции, он явно был не вполне в себе: или пьян, или чего похуже.
Я уже упоминал как-то, что в Шотландии остро стоит проблема польских эмигрантов, которые создают местным жителям большую конкуренцию на рынке труда. Так что отношение к полякам в космополитичной Великобритании далеко не везде радушное. А поскольку местные жители редко могут отличить польский акцент от прочих славянских, то за поляков часто принимают русских, украинцев и т.д. И хотя Александр (уже много лет живущий за границей чаще всего в англоязычных странах) на языке Шекспира говорит великолепно, славянская твердая «эр» в его речи, видимо, еще заметна. Не понять его слова вожак стайки не мог, но явно принял нас за поляков и решил поглумиться. За его спиной, кстати, тут же стали выстраиваться и прочие члены стаи, включая даже того, на ком незадолго до этого все прыгали. В тот момент я, уже заведенный поведением шайки по отношению к прохожим, вспыхнул. Аккуратно снял камеру со штатива, покрепче взял последний в руку, а Александр сделал шаг вперед. Тут, видимо, отрок, как сказали классики, понял, что его сейчас будут бить и, возможно, даже ногами. Вероятно, он сообразил, что мы можем не знать местных обычаев, и какие бы потом не обрушились на нас неприятности, это будет после, а прямо сейчас неприятности могли быть у него лично. И он просто отвернулся и ушел, а за ним и вся стайка. Откровенно говоря, я ожидал с их стороны подлостей во время фейерверка, он эти отроки так все время и держались некотором в отдалении. Хотя они продолжили задирать окружающих, на нас внимания больше не обращали.
Кстати, мне показалось, что именно этого вожака я видел тем же днем в одном из книжных магазинов Нового города. Он ворвался туда с улицы, при помощи характерно завязанного длинного воздушного шара изображая некоторые первичные половые признаки. Одну часть шара он придерживал у соответствующей части тела, а другим стучал по спинам посетителей магазина. Быстро пробежав по кругу, он выскочил на улицу. Я, конечно, не вполне уверен, что это был один и тот же тип, но очень уж похож…


Уже первые мгновения фейерверка сразу же улучшили мне настроение, оттеснив описанную историю на задний план сознания.


До этого вечера я считал японских мастеров в области огненных небесных шоу непререкаемыми авторитетами. Однако с тех пор пришел к мнению, что европейцы ничуть не менее искусны.


Тут мне стало ясно, почему были перекрыты улицы, ведущие к замку. Отнюдь не из-за мифических VIP-персон, о чем я по проклятой российской привычке сначала подумал, а из-за направления ветра, сносившего пороховой дым ракет. Вероятно, находиться в тот час на северном склоне Замковой скалы было просто небезопасно для здоровья.


Иногда огромные огненные цветки вырывали из мрака весь замок…


…а иногда он почти полностью погружался во мрак в дыму, несмотря на все усилия подсветки.


А порою на фоне чуть более светлого неба проступали крыши и шпили Старого города. Незабываемая картина!


Из этих световых плюмажей складывались настоящие огненные реки, текущие в небо.


Хоть это и не вполне свойственно мне, большую часть дальнейших фотографий комментариями сопровождать не буду. Как говорится, лучше один раз увидеть… :)








Поразили огненные «сердечки», сохраняющие свою форму несколько секунд после взрыва.




Здесь огненная река течет уже не в небо, а вниз с замковых стен.
















Продолжалась вся эта огненная феерия около сорока пяти минут, завершившись, если мне не изменяет память, в 22:50. Когда же мы собрались в отель, оказалось, что все автобусы переполнены, на остановках образуются огромные очереди, а поймать такси совершенно нереально. Положившись на зрительную память и чувство направления, мы отправились в гостиницу, расположенную в районе Лейт (Leith), пешком. К счастью, не заблудились и уже через три четверти часа показывали фотографии и пугали рассказом о едва не случившейся драке тех, кто (как мне кажется, зря) предпочли фейерверку отдых. :)
Tags: Великобритания, Шотландия
Subscribe
promo dkphoto september 3, 2013 16:13 82
Buy for 100 tokens
1 Уровень Амура у Хабаровске сейчас повышается довольно медленно, с перерывами, будто неохотно. Тем не менее вчера река преодолела невероятную 8-метровую отметку, а сегодня в полдень достигла высоты 805 см. Внимательный читатель мог заметить, что впервые практически за две недели с момента…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 60 comments